Слава Соловецкого монастыря

XIX век. Английские корабли разбойничали на на Кий-острове и поморских землях, грабя и убывая беззащитных жителей, сжигая города и селения, крадя и стреляя скот — словом, ведя себя как подобает истинным пиратам.

В память об обороне монастыря отлили колокол «Благовестник», находящийся сейчас на Большом монастырском дворе.

Через год, 16 июня 1855 года, английские военные корабли снова подошли к Соловецким островам. Моряки высадились на Большом Заяцком острове и украли несколько овец из монастырского стада. Затем их парламентер и переводчик офицер Энтони обратился к настоятелю монастыря с требованием снабдить его волами. Игумен англичанам отказал, но, опасаясь возможного повторенья обстрела и желая выиграть время, предложил встретиться для переговоров. Об этой встрече, состоявшейся 22 июня 1855 года, и теперь напоминает нам «Переговорный камень» — большая гранитная плита, лежащая на самом берегу Большого Соловецкого острова, по пути на мыс Печак.

В соборе Соловецкого монастыря

12 августа англичане вернулись и, очевидно, сильно нуждаясь в провианте, снова повторили свое требование и снова получили отказ. Моряки еще два раза высаживались на Заяцких островах, застрелили и похитили несколько овец и баранов, потом ушли в открытое море и больше не появлялись. Так закончились последние испытания монастыря-бастиона, по справедливости стяжавшего славу непокоренного.

Но была у Соловецкого монастыря и другая, дурная, слава — монастыря-тюрьмы, оплота царского самодержавия.

Были тут и всесильные вельможи — приближенные царей, и патриархи церкви, и враги самодержавия, и опальные дворяне, и религиозные вольнодумцы, и провинившиеся крестьяне и солдаты. Сколько людей попадало сюда по наговору и доносу.

Из наиболее знаменитых узников Соловецкого монастыря упомянем ближайшего советника Ивана Грозного всемогущего протопопа Сильвестра, автора «Домостроя». Вспомним любимца и соратника Петра I графа Петра Андреевича Толстого, известного дипломата, начальника Тайной канцелярии. Многие бесславно окончили свое существование в жутких темницах Соловков. Монахи помещали заключенных в камеры стен и башен, предназначавшиеся ранее для хранения пороха и ядер. Глубокие, узкие, черные каменные мешки с низким, давящим потолком. Не выпрямиться, не повернуться. Камень со всех сторон. Окон нет. Только продухи для воздуха. Были камеры и в земле — погреба для колодников. Были камеры для заключенных и под соборами и келарской, были они и в крепостных стенах и под башнями. Одна из самых чудовищных темниц находилась под Корожной башней. Один из посетивших в прошлом веке монастырь писал, что под этой башней «была престрашная, вовсе глухая подземная тюрьма, называемая Корожня». Позже в северном дворике устроили тюремный корпус, в котором было 33 одиночных камеры. И они никогда не пустовали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>