О картине В. Бакшеева «Голубая весна»

1920-е и 1930-е годы для Бакшеева — время очень интенсивной и разнообразной в тематическом и жанровом отношении работы. Он возвращается к педагогической деятельности, все больше растет его авторитет как одного из старейших мастеров искусства. Пятидесятилетний юбилей его творческой деятельности отмечается первой для художника персональной выставкой, прошедшей с большим успехом в 1937 году.

В это время расширяется не только тематика, но и географические границы его творчества. Старый мастер захвачен размахом новых строек, стремительным ритмом развивающейся индустрии, увлечен общим для искусства тех дней стремлением передать пафос нового. Он едет в промышленные центры южной России Вольск и Мариуполь, путешествует по Казахстану. В его творчестве появляются панорамные пейзажи Тянь-Шаня, рождаются замыслы монументальных росписей — «Бивуак» (1935, собственность Л. М. Бакшеевой), картины «Панорама фабрики» и «Трехгорная мануфактура» (местонахождение неизвестно), «На цементном заводе» (1935, местонахождение неизвестно).

По все эти произведения все же демонстрируют скорее общую тематическую направленность искусства тех лет и потребность Бакшеева быть с ней сопричастным, чем являются основным направлением его творчества.

Оригинальным мастером художник остается прежде всего в пейзаже. Именно работой в этом жанре он несет вклад в искусство.

В. Бакшеева «Голубая весна»

В пейзажах, изображающих природу средней полосы России, художник предпочитает скромные, почти аскетические мотивы. В выражении он благородно сдержан. Наиболее характерны для 1930-х годов две картины: «Дорога в лес» (1942, 1935, обе в ГТГ), «Серый день» (1934, Государственный музей изобразительных искусств Киргизской ССР, г. Фрунзе), «Летний вечер» (1935), там же), «Заросшая дорога» (1937, Иркутский областной художественный музей).

В 1930 году художник создал, пожалуй, лучшее свое пейзажное произведение — картину «Голубая весна» (ГТГ).

Чуть расступилась на первом плане густая поросль молодого березняка. С трогательной торопливостью, толпясь, обгоняя друг друга тянутся вверх неокрепшие хрупкие белые стволы навстречу весеннему свету. Слегка опушенные дымкой кроны почти растворяются в яркой голубизне неба. Прозрачные синие и фиолетовые тени, охристо-золотистые пятна света лежат на еще не прогретой, зябкой земле. Кое-где проступает сквозь наготу весенней рощи холодная зелень хвои, перекликаясь с зеленовато-серым нефритовым цветом стволов осин на первом плане. В ритме картины, построенном на вертикалях, есть упругая энергия движения, роста. Но очень спокойное по пропорциям, уравновешенное полотно оставляет впечатление счастливой умиротворенности. Передача световоздушной среды, вибрация воздуха, движение света сочетаются с упругой пластичностью в изображении древесных стволов. Фактура холста плотная, гладкая. Богатство цветовых оттенков гармонирует с филигранной линейной четкостью рисунка в переплетении ветвей, в контурах берез.

Читайте также: В. Бакшеев в период Революции

К картине «Голубая весна» можно отнести поэтическое определение одного из исследователей творчества художника: «Живописная ткань… кажется сотканной из тончайших нитей шелка».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>