Эпизод из жизни Нижинского

Нижинский вышел в центр зала. Бросив взгляд на туфли Карсавиной и Шоллар, с проклеенными для упора пальцев носками, он сказал, что на пальцах танцевать не придется. Туфли впредь надо надевать мягкие, как у него сейчас, и все трое будут одинаково танцевать на полупальцах.

Он поднялся на полупальцы, поставив ноги во второй, но не выворотной позиции, поглядел в зеркало и, раскрыв руки на уровне плеч, слегка согнул их в локтях, собрав пальцы в полусжатый кулак.

Это, по его словам, было ключевое положение. Фронтальность, полупальцы, подогнутые кисти, линии угловатые и ломаные. И еще раз пристально на себя посмотрев, он попросил обеих танцовщиц не улыбаться и не кокетничать в танце, а сохранять неподвижность лица: выразительной должна быть пластика тела.

Хореография Нижинского

Карсавина и Шоллар схватывали все с проворством профессионалок. Но сам Нижинский работал трудно. Измотанный репетициями «Весны», он был у предела сил.

По утрам ему не хотелось вставать и проделывать длинный путь до театра. Дягилев и он поселились в роскошном отеле Ривьера Палас, только что отстроенном на вершине холма. Актеры немедленно прозвали их местожительство «Олимпом». Автобус шел с этого Олимпа почти полчаса. Зато открывался волшебный вид на берег и море, а главное, там было уединеннее, чем внизу. Нижинский, больше чем когда-либо, сторонился шумных сборищ.

Но он обрадовался, когда в Монте-Карло появился Шаляпин. Этот большой, свободный, сильный человек соединялся для него со всем добрым, что осталось в России, и было приятно, когда он ласково называл его Вацой. Дягилев, носившийся сейчас с Нижинским, как нянька, водил их вечерами, после очередного балетного представления, ужинать на террасе большого Отеля де Пари.

Там, за одним из свободных столиков, в своей компании, членом которой непременно бывал Адольф Больм, часто сидела венгерская ученица Чекетти. Нижинский смутно помнил, что его несколько раз знакомили с ней, но имя он тут же забывал. Кажется, в Будапеште, когда к нему первый раз подвели эту девицу, он принял ее за тамошнюю балерину. Поговаривали, что она неравнодушна к Больму. Но при каждой встрече, а Нижинский встречал ее слишком часто, он замечал, как упорно она преследует его взглядом. Сейчас, в горячие дни перед выпуском двух балетов, когда все постороннее мешало, эта назойливость сердила его…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>