Спектакль Юрия Григоровича «Спартак»

Пришло время, когда Григорович получил право по-своему прочитать партитуру композитора Арама Хачатуряна. Он отказался от соблазна стилизации хореографии под античность и принял, казалось бы, самое обычное решение: хореография должна раскрываться в привычных классических формах, как, скажем, в балете «Лебединое озеро» Чайковского. И вся должна решаться через танец. Все должно быть выражено в танце, даже восстание. Все должны танцевать, даже Красс!

Что это за привилегия такая у Красса? Раз уж ты герой балетного спектакля и играешь такую важную роль в жизни других персонажей, то ты должен говорить с ними на одном языке, чтобы тебя понимали. На языке танца! Перед танцем все равны!

Спектакль Юрия Григоровича «Спартак»

Сейчас удивительно, как Красс мог не танцевать. В постановках, которые были сделаны до Григоровича, полководец Красс был настолько важен и величествен, что он только ходил по сцене или даже возлежал. Теперь спокойная жизнь патриция кончилась.

Введение танцевальной роли Красса было одним из главных открытий Григоровича, ключом к новому драматическому решению спектакля. Но ключ этот был… в самой музыке. Композитор дал очень яркую музыкальную характеристику Крассу, главному представителю рабовладельческого Рима. И балетмейстер очень естественно, чисто драматургически рассудил, что Спартак должен сражаться не с какой-то условно-обобщенной могущественной государственной машиной, каким был Рим, а с самим Крассом. Человек должен противостоять человеку, полководец — полководцу. Все должно быть соизмеримо. А масса восставших должна противостоять массе воинов Рима.

И все сразу встало на свои места. Столкновение двух миров выразилось в противопоставлении их наиболее типичных представителей — могучего, мужественного, благородного Спартака и воинственного, жестокого, самовлюбленного Красса. А чистая, нежная, любящая подруга Спартака Фригия противостоит обольстительно-коварной куртизанке Эгине, возлюбленной Красса.

И так же неизбежно, следуя логике замысла, родилась не предусмотренная программой балета сцена боя — один на один — Спартака и Красса, которая раскрыла силу и величие духа вождя гладиаторов и слабость, несостоятельность предводителя патрициев. Этот поединок — центральная, кульминационная сцена с точки зрения показа нравственного превосходства Спартака над сильнейшим представителем аристократического Рима. В музыке этот «поединок» нетрудно было найти, он жил и в лейтмотивах Спартака и Красса, в их яростных столкновениях, и в темах восставших и поработителей.

Четыре главных героя подсказали и хореографическое решение спектакля, которое Григорович определил как «спектакль для четырех солистов с кордебалетом». Если идти от музыки, а балетмейстер шел во всем от нее, то такое построение можно сравнить с известной в музыке формой концертов для солирующих инструментов с оркестром. И, следуя этой концертно-симфонической форме, хореограф построил балет в виде чередования массовых картин и монологов-соло главных героев. Получился спектакль, в котором динамичные события чередуются с углубленными размышлениями основных действующих лиц. Вот к какому неожиданному и в то же время удивительно органичному решению пришел после долгих раздумий Юрий Григорович.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>