Затонувший корабль «Геркулес»

…Остров Длинный на карте — будто спичка, лежащая на параллели. Мы высадились на середине южного берега и «взяли остров в клещи»: Женя и Вадик пошли на восток, Леопольд и я — на запад. На северной стороне встретились и напрямик вернулись к лодке. Ничего примечательного на этом клочке суши не было.

Но море… Нас поразило море! Северные скалы, да что скалы, весь берег был покрыт жутковатой светло-коричневой пеной. Этот ковер был точно инопланетное существо из фильма «Солярис». Он колыхался, словно дышал, жил, передвигался!

Волны — сумрачные горы серой пахучей воды — катились на берег. Подводные камни и скалы будто бесили их. А в море волны были иными, жили дружной богатырской семьей.

Затонувший корабль

Хорошо смотреть в морскую даль! Понимаешь художника, который рисует море. Могучим, справедливым и целомудренным казалось нам Карское море

Бензина в бачке хватало обычно на полтора часа. Прошло тридцать минут, и мотор «чихнул». Леопольд это объяснил так: лодка летает вверх-вниз, бензин в бачке переливается, и мотор на доли секунды глохнет. И сделал вывод: надо подлить.

Я свесился за корму. В руках у меня крышка от бачка, воронка, канистра. Мотор стучит под носом, брызгает бензином. Замочить руки, замочить свитер по локти, пролить бензин — нет, я не думаю об этом. Но я знаю, что нельзя выронить воронку (она одна!) и нельзя, чтобы в бак попала вода. И не свалиться бы за борт. Ребята держат меня. За брюки, за анорак. Я чувствую их крепкие пальцы.

Спокойно море или нет? Оно спокойно, хотя на море шторм Спокойно потому, что большие волны идут равномерно, уверенно, не мельтешат, бегут фронтом. И мы, точно на американских горках, летим вниз, падаем, взлетаем на высоту.

Ветер несет нас на остров Плоский. Он маленький, всего четыре квадратных километра. С Длинного его и не видно. Леопольд и я сидим на задней банке. Когда лодка минует гребень волны и нос суденышка уже смотрит вниз, наш горизонт отодвигается, и мы находим Плоский.

Вадим на носу. Он хочет углядеть остров своими глазами, все всматривается и спрашивает, где он, видим ли мы его. Бедный Вадик, бедный доктор, его мутит от качки. Да еще не видит он, куда несемся мы по этим морским ухабам.

Особым испытанием ночи — стояла ночь, когда подходили мы к Плоскому, — были последние полкилометра. Боясь проскочить островок, мы шли на его середину. Оставалось плыть минут десять, когда стало ясно, что весь берег на нашем пути обрывистый. Песцовой шубой одел скалы прибой. Мы взяли курс на южный край, маневр был сложный, нас могло ведь и пронести мимо Плоского.

Скалы были метрах в восьми. Женька убрал антенну, спрятал рацию под куртку. «Правильно», — подумал я.

За скалами был рай. «Ребят звать или причалим?» — спросил Женя. «Причалим».

Мы ужинали, укладывались спать. Утром осмотрели Плоский. А под вечер перебрались на большой остров Олений. Туда же пришли с Мысового два Сани — Шумилов и Тенякшев.

Теперь, пользуясь коротковолновой связью, нужно было сообщить нашей пясинской группе, североземельской, на Диксон и в Москву, что мы находимся на «большой» суше.

На частоте были Гера Иванов — кандидат в мастера по радиоспорту, наш базовый
радист на острове Диксон и Леня Лабутин — старший радист экспедиции, начальник пясинской группы.

Мир радиолюбительства малодоступен пониманию постороннего. Потом, когда мы закончили поход, в Диксонском аэропорту, на любительской коллективной радиостанции в течение полутора часов Лабутин установил триста связей. Три-ста!

Триста людей во всем мире: в Азии. Австралии, Африке, Америке. Европе, во всех уголках СССР узнали почти одновременно, что полярная экспедиция «Комсомольской правды» завершена. Собственно, не триста, а несколько тысяч, потому что связи со знаменитым У-нольЦР ждали многие, и разговор его с каждым счастливцем слышали еще десятки страждущих. Леонид Михайлович правил в эфире. Мне представлялась гигантская клетка с птицами, которых слышно, но не видно. Непонятным чутьем он вылавливал писк и звал птичку. Она пела громче, и он говорил ей: 5—9, 5—8 и т. д. Оценивал разборчивость в пятибалльной системе и громкость в девятибалльной. Сказав что-нибудь хорошее на прощание, он отпускал ее и звал новую.

«Как на соревнованиях», — сказал Михалыч. Да, старший радист экспедиции — заядлый спортсмен. Рекордсмен! Чемпион! Велик его авторитет среди коротковолновиков страны. Он талантливейший радиоконструктор, прекрасный организатор.

Восьмого августа мы поздравили Лабутина с сорокасемилетием. Третий год празднует Леня день рождения на Таймыре. Счастливый. Хотел бы и я свои 45, 46, 47 отпраздновать здесь.

В тот день прохождение радиоволн было великолепным. Наполненные какой-то особой силой, звучали голоса. Будто говоришь с соседями по телефону в Москве.

— У-нольГЗ — У-нольЦР. Как принимаете, — позвал Лабутин.

— У-нольЦР — У-нольГЗ. Отлично. Добрый вечер, Леонид Михайлович, — говорит радист нашей группы Саша Тенякшев. — Как слышите меня?

— 5—9.

— Передаю информацию. — И дальше Саша объясняет, где мы, говорит о планах. — Есть телеграмма для Геры.

В связь включается Иванов. Тенякшев передает ему телеграмму с многими «подадресами» диксонских и московских учреждений, которые следят за нашим продвижением. Затем принимает сообщения от группы Леденева с Северной Земли.

А потом Лабутин говорит: у меня сообщение для начальника экспедиции. (Будто все предыдущее я не слушал затаив дыхание). Какой-то сюрприз приготовил Михалыч. Беру микрофон:

— Ленечка, здравствуй. Давай сообщение.

— 11 августа мы пришли к зимовью охотника Земцова. От него узнали, что в юго-западной части острова Песцовый зимует охотник Колотов. На твоей карте изба его отмечена?

— Отмечена. Я помню ее.

— Земцов от Колотова слышал, что тот еще в 1943 году нашел остатку «Геркулеса» и знает, где затонуло судно. В 1943 году он поднимал предметы с иностранными надписями. Сейчас Колотов ждет погоды, чтобы переправиться на Таймыр. Потом сразу уйдет вверх по Пясине. Что будем делать?

— Через десять минут отвечу, — пробормотал я. — Дай подумать.

Д. Шпаро, начальник полярной экспедиции

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>