«Я был рядом с Маршалом» (Отрывок из интервью с Н. Пучковым)

— Физическая сила Жукова была велика, он был замечательным пловцом. Когда он купался в море (а мы обязаны были его сопровождать везде и всюду), то угнаться за ним было невозможно. Маршал любил заплывать далеко, а не все члены группы охраны могли хорошо плавать. Приходилось иногда вызывать катер, из-за чего Георгий Константинович сердился на нас. Правда, могу похвалиться, что я в плавании от маршала не отставал. Жуков не имел вредных привычек, был здоров. А в общем-то понятно: разве под силу хилому человеку нелегкие обязанности полководца?

— Охотники до «сенсаций», никогда не видевшие и не слышавшие Г. К. Жукова, изображают его как человека, имевшего нетерпимый характер, не считавшегося ни с подчиненными, ни даже с Верховным Главнокомандующим. Утверждают, что ради победы он не думал ни о каких потерях, допускал неоправданную жестокость к военачальникам. Некоторые авторы дописываются до того, что якобы Жуков лично из пистолета расстреливал солдат. Как говорится, дальше ехать некуда. Когда я читаю такое, меня, старого, — бывалого солдата, душат слезы от того, что я бессилен дать достойный ответ клеветникам, защитить доброе имя великого человека. В личном отношении он был совершенно незащищен, сам подвергался многочисленным гонениям со стороны власть имущих, пробыл в опале двадцать пять лет. Я знал Жукова веселым, отзывчивым и обаятельным, добрым, особенно по отношению к солдатам, семье, детям. Да, он был суров, но никогда не был несправедлив, тем более жесток. Надо развенчать ложь о жестокости Г. К. Жукова. Сам он говорил, что в период Московской битвы он действительно отдал под суд за невыполнение приказов нескольких командиров. Но ведь — под суд. Никакого самоуправства он не допускал.

— Тема истории войны далеко не исчерпана. Кроме того, многие труды еще страдают необъективностью. Роль Жукова и других наших полководцев раньше замалчивалась. О Суворове написано более двухсот книг. И о Жукове можно писать бесконечно. Это давно поняли западные историки. Они раньше других назвали его великим полководцем. Даже немецкие генералы в первый период войны, ощущая жуковские удары, по-своему выражали признание его великого таланта. Они распространяли слухи и листовки, утверждая, что Жуков не является русским, что он немецкого происхождения.

И в годы войны, и после ее окончания слава Г. К. Жукова была достоянием всего мира. Каждому народу хотелось считать его своим героем. Доходило до курьезов. Во время отдыха в Грузии к Жукову пришла грузинская семья с фамильными фотографиями. Указывая на изображение родственников, грузины пытались доказать, что они похожи на Георгия Константиновича, и что он — грузин. Действительно какое-то сходство было. Я показал фотографии Жукову, маршал сказал: «Я — русский, и всегда буду им».

Газета «Нива России»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>