Рекультивация земель и восстановление почв

Объединение «Тула-уголь» на природоохранные мероприятия выделяет ежегодно до трех миллионов рублей. Останутся ли они зарытыми в землю или возвернутся сторицей урожаем пашни, взращенными лесами? Между прочим, на землях разреза «Кимовский», непригодных под сельскохозяйственную рекультивацию, сосны и березы подрастают за год на полметра и более.

А когда в грунт в опытном порядке были внесены специальные биоактивизирующие препараты, приготовленные из отходов низкосортных углей и минеральных удобрений, уже через год здесь произошло такое накопление гумуса и питательных веществ, что урожайность зерновых культур и трав порою превосходила те, что получают на естественных почвах.

Многообещающие факты. Еще одно подтверждение тому, что охрана природы и рациональное использование природных ресурсов (в данном случае почвы) — очень близкие понятия.

Затраты на природоохранные мероприятия почти всегда дают при комплексном подходе ресурсосберегающий эффект. Восстановление земель в объединении идет опережающими темпами: то есть вновь подрабатывается ежегодно до 140, а восстанавливается по плану по 250 гектаров. Шахтеры оплачивают прошлые долги перед землей. Сумеет ли такими темпами расти и отдача с возрожденного гектара? Слово за землепользователем.

Рекультивация земель

Если почва — довольно-таки капризный природный ресурс, потенциал которого трудно переложить на счеты, то минеральное сырье, поступающее на обогатительную фабрику разреза «Кимовский», словно состоит из экономических понятий — количество, процентное отношение, стоимость, экономический эффект. Тут, казалось бы, все проще, все на виду: прибыль-убыль. Собственно и замышлялась фабрика как цех безотходной, на первых порах малоотходной, технологии. Запустили ее в 1968 году.

— Конечно, кое-что устарело с тех пор, — говорит главный инженер фабрики Владимир Александрович Дьячков. — На ходу пересматриваем технологию, совершенствуем ее. Воздух не загрязняем. С водой тоже все нормально — замкнутый водооборот. Подпитка водоема идет карьерными водами. Сейчас вот налаживаем оборотную систему минеральных суспензий, в которых собственно и происходит обогащение угля. Какие главные заботы? Уменьшить потери угля и попутных продуктов.

Через фабрику теперь проходит все сырье, добываемое в разрезе. На выходе: обогащенный угольный концентрат, серный колчедан, шамотная глина и шлам. Что это дает? Во-первых, содержание серы в угольном концентрате в два раза меньше, чем в необогащенном угле. А это значит, что при сжигании угля на электростанциях значительно меньше загрязняется атмосферный воздух.

Во-вторых, серный колчедан идет на предприятия химической промышленности и опять же не загрязняет окружающую среду. Шамотная глина отгружается на завод по производству строительных материалов и становится не отходами, а полезным сырьем. Налицо экономия сырья и охрана природной среды. Такова общая схема. Теперь цифры, которые могут сказать о многом даже непосвященному.

Из всей массы полученного сырья девяносто процентов превращается в уголь. Здесь надо отметить трудно учитываемые потери в технологическом процессе. Если удастся усовершенствовать технологию обогащения угля из шламовых вод в гидроциклонах, то потери угля снизятся в два раза. Это даст экономический эффект 80 тысяч рублей в год. Полная реализация шамотной глины даст еще 30 тысяч, а колчедана — 100 тысяч рублей.

Еще так близки в памяти мертвые земли, что хочется подсчитать: этих средств хватило бы на восстановление 20 отчужденных гектаров. Но, увы, серного колчедана в 1982 году реализована была лишь половина, а шамотной глины только четверть. Получается экономический курьез, когда отходы, а по сути дела сырье, не используются. Распыляются чистые рубли, добытые из недр, а значит, затраченные средства. Загрязняется почва, воздух, вода.

Обогатители признают часть своей вины — надо улучшать качество шамотной глины, но все же главное препятствие — нехватка железнодорожных порожняков, на которых отправлялось бы сырье потребителю.

Пока на обогатительной фабрике процент использования отходов семьдесят процентов, в перспективе намечено довести его до девяноста. Для этого специальная комиссия объединения наметила программу действий на ближайшие два года.

— Сейчас мы ведем работу по всему фронту, — подводит итог заместитель технического директора объединения «Тула-уголь» Вадим Ильич Кабанов. — Рекультивация земель, полное использование природного сырья. В этом году проводим опыты по восстановлению кислых почв на тех участках, где чернозем ранее не был сохранен. Собираемся «привлечь к ответственности» и шламохранилище. Пока шлам, этот единственный вид отходов, идет на закладку выработанных пространств. Хотим использовать его на удобрения. Уже есть первые опыты. Также в будущем для обогащения плодородия земель планируем и органические удобрения купить, которые способны улучшить структуру почвы и обогатить ее питательными веществами.

А в целом оберегаем землю, воду, воздух и сами получаем экономическую отдачу. Как видите, идет обогащение по-шахтерски: мы не только берем дары земли, но и стараемся сполна возвратить долги природе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>