Особенности книжной орнаментики на Руси и в Болгарии XIV-XV веков

В XIV-XV веках на Руси было заметно падение авторитета церкви.

Почвой для антиклерикальных движений служило обострение противоречий, сопровождавшее развитие городов, антинародная политика феодальной верхушки, распрями и эгоистическими целями шедшая вразрез с национальными интересами. Падению авторитета церкви способствовали также действия высшего духовенства в своекорыстных целях, проявившиеся со всею неприглядностью после кончины митрополита Алексия. Сильнее всего ереси распространились в торгово-промышленных городах — Новгороде и Пскове, в искоренении их участвовали не только иерархи Руси Киприан и Дионисий, но и константинопольский патриарх.

Особенности книжной орнаментики на Руси

Аналогичное явление смены книжной орнаментики происходит и в Болгарии, но несколько раньше, что также должно быть связано с определенными идеологическими движениями. Болгария постоянно испытывала брожения на религиозной почве — время от времени активизировались ереси. В 1350 и 1359 году царь Иван Александр должен был созывать соборы против еретиков. Как раз в это время и здесь вместо традиционной болгарской плетенки появляется неовизантийский орнамент, например, в Евангелии Ивана Александра на л. 213 (к Евангелию от Иоанна) и в Псалтири Томича на л. 2 и 250. По типу орнамента болгарские заставки очень близки заставкам московских рукописей. Там и здесь использован мотив извивов голубого стебля по золотому фону; в большой круг вписаны малые круги, заполненные внутри распустившимся византийским цветком (в болгарских рукописях — четыре лепестка, в московских чаще всего — три с алой сердцевиной). Из большого круга вырастают боковые ветви, завершающиеся закруглением, заполненным цветком. Сходен и мотив традиционного оформления углов: на выпуске горизонтальной линии внизу — два небольших деревца, а по углам вверху — полураспустившиеся бутоны-крины. Близки также и цветовые сочетания золота, голубых ветвей и цветков с белой обводкой, хотя колористическая гамма отличается, но в болгарских рукописях она плотнее. Не вызывает никакого сомнения, что русские миниатюристы брали за образец болгарские рукописи, или, во всяком случае, были хорошо знакомы с ними. В основе и болгарских и русских рукописей этого времени лежит схема, известная по византийским и русским рукописям XI—XII веков, но нюансы образования неовизантийского орнамента XIV века на Балканах и на Руси показывают полную параллельность этого процесса.

Наряду с этим в рукопись Евангелия Успенского собора включены заставки чисто балканского типа. Так, на л. 114 и 212 заставка украшена орнаментом в косую клетку, образующим ромбы, в каждый из которых вписан крест. Следует обратить на это внимание, потому что в дальнейшем мы будем не раз встречаться с примерами явных южнославянских элементов в искусстве Даниила Черного, а в Болгарии найдем произведения, которые могут быть связаны с этим интересным мастером.

Евангелие Хитрово и Евангелие Успенского собора

Сопоставление Евангелия Хитрово и Евангелия Успенского собора позволяет установить, что рукопись Успенского собора была создана ранее Евангелия Хитрово и в известной мере послужила образцом при выполнении последней, в украшении двух рукописей участвовали Андрей Рублев и Даниил Черный. Даниил выступает более опытным и темпераментным мастером, и в его работах заметна тесная связь с искусством Болгарии — это видно в мотиве изображения символов евангелистов крупным планом в круге, в использовании элементов орнаментики балканского книжного декора. По-видимому, Даниил был тесно связан с Киприаном; видимо, по заказу Киприана было написано Евангелие Успенского собора (митрополиту Фотию принадлежит лишь оклад). Андрей Рублев охотно работал с Даниилом бок о бок, но проявлял самостоятельность в непосредственном исполнении, показывая особую тщательность, деликатность и чувство меры, стремление добиться правдивой выразительности образа, не прибегая к излишней аффектации. В миниатюрах Евангелия Хитрово мы видим склонность Рублева к характерному изображению головы с расширением объема лба с уходящей, «тайной», по выражению иконописцев, стороны; эта деформация станет находкой для художника, помогая избежать излишнего ракурса в изображении глаз и сохранить контур головы в виде окружности. Для нас она станет приметой, полезной при атрибуции рублевских произведений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>