Константин Рокоссовский. Переход от мира к войне

Отданы все необходимые приказы и распоряжения. Повинуясь им, тысячи людей и машин пришли в движение. 22 июня в 14.00 в точно установленном порядке, по точно указанным маршрутам соединения корпуса двинулись на запад, к границе.

Но всех труднее в корпусе ему, командиру. Связи со штабом армии и с Киевом, со штабом округа, нет. Обстановка на границе не ясна. Что делается справа и слева, неизвестно. Все теперь надо решать самому, решать быстро, оперативно. На завтра не отложишь, указаний или совета не попросишь.

…Опять в светлом июньском небе с запада на восток, спокойно и нагло, словно у себя дома, гнусным воем моторов опоганив лазорево-чистый воздушный простор нашей земли, пролетели немецкие бомбардировщики. Второй раз за один день. Вот бы рванулись сейчас им наперерез краснозвездные истребители, чтобы гитлеровскому воронью наше небо с овчинку показалось!

Рокоссовский

Тогда Рокоссовский еще не знал, что многие сотни наших истребителей уже лежат на прифронтовых аэродромах, превращенные в груды железного лома, так и не успев подняться в воздух навстречу врагу.

За первые сутки части корпуса сделали почти невозможное — пешим порядком прошли пятьдесят километров. Так велико было желание поскорей дойти до границы, поскорей вступить в бой, разгромить напавшего на нашу страну врага.

Читайте: Маршал Рокоссовский. Любовь на линии огня

После короткого отдыха корпус снова двинулся вперед.

И так двести километров. Выйдя в район сосредоточения, части корпуса 24 июня с ходу ринулись в бой. Нанесли врагу сильный удар, захватили пленных и трофеи.

Первые успехи укрепили уверенность: будем бить врага, погоним его прочь с советской земли.

Так Константин Рокоссовский вступил в свою новую, в свою последнюю войну.

Он не был наивным человеком, хорошо знал, какой опытный, отлично вооруженный враг напал на нашу страну, был готов к тяжелым испытаниям. И все же первые дни войны больно поразили его. Навстречу войскам нескончаемым потоком тянулись беженцы. Застигнутые врасплох войной, уже обожженные ее огнем, испытавшие и воздушные налеты, и артиллерийские обстрелы, и автоматные очереди немецких парашютистов в спину, оглушенные первыми потерями и первой кровью, они шли, заполняя дороги, проселки, невольно мешая движению войсковых колонн. Било по сердцу: как же вы, воины родной Красной Армии, наша краса и гордость, пустили врага на нашу землю?

Беженцы! Из давних времен первой мировой войны вынырнуло обидное слово. Такой беды даже он, Рокоссовский, испытанный воин, в своей жизни еще не видел. А каково смотреть на это горе молодым бойцам, вчерашним пионерам, комсомольцам!

Война продолжалась без малого четыре года. Все было за долгий срок: и бои за Москву, и Сталинград, и Курская битва, и Белоруссия, и Висла, и Одер, и Эльба.

Но, пожалуй, первые десять дней оборонительных боев были самыми трудными.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>