Испытания ядерного боезаряда в 1956 году

21 июня 1956 года на вооружение инженерных бригад Резерва Верховного Главного Командования была принята первая советская ракета Р-5М ОКБ С. П. Королева, оснащенная ядерным боезарядом. В этом же году на боевых позициях были развернуты 24 ракетных комплекса, а Королев вплотную приступил к масштабному проекту создания ядерной баллистической ракеты межконтинентальной дальности полета. Полным ходом шли работы и в США. Стало ясно, что противоракетчикам предстоит бороться именно с этими грозными противниками — головными частями ракет, оснащенными ядерными боезарядами и несущимися к целям со скоростью около семи километров в секунду.

Испытания ядерного боезаряда

Внутри корпус напичкан многочисленными системами, агрегатами, механизмами, трубо- и электропроводами, повреждение лишь одного из которых приводит к прекращению полета самолета. С ракетой все гораздо сложнее. К моменту встречи с противоракетой все ступени уже выработали топливо и отброшены за ненадобностью, попасть в небольшую по размеру головную часть очень сложно, да и само попадание ничего не значит. Мало пробить корпус головной части — надо нейтрализовать ядерный боезаряд. А для этого необходимо знать его конструкцию.

В конце июня 1956 года была сформирована специальная группа, в которую вошли Юрий Александрович Каменский от КБ-1 (разработка системы наведения противоракеты), Михаил Иванович Воротвов и Павел Иванович Потапов от НИИ-6 (разработка боевой части противоракеты).

Группе впервые разрешили посетить святая святых — таинственное КБ-11 (Арзамас-16) и кое-что узнать о ядерном боезаряде. Прибывших принял Юлий Борисович Харитон. Встретили и угостили хорошо, но ни Харитон, ни другие арзамасцы о конструкции ядерного боезаряда ничего рассказывать не стали.

Вскоре на опытной площадке КБ-11 состоялось несколько экспериментальных наземных обстрелов ядерной головной части ракеты Р-5М (без делящегося вещества) осколками кумулятивного заряда конструкции П. И. Потапова. В большинстве случаев осколочный эффект оказался нулевым. Сдублированная для надежности, аппаратура подрыва ядерного боезаряда ракеты продолжала исправно работать.

Сразу после испытаний площадку посетил Харитон. Убедившись, что с его ядерным зарядом ничего страшного не произошло, он обрадовался и уехал очень довольный результатами.

После испытаний в Арзамасе-16 состоялось совещание научно-технического совета ВПК, в котором приняли участие академики Ю. Б. Харитон и С. А. Христианович. Вынесли решение: попробовать воздействовать на головную часть баллистической ракеты воздушной ударной волной ядерного взрыва противоракеты. Поражение в то время планировалось на высоте 25 километров, где ударная волна возникала и могла оказать поражающее действие.

Испытания были проведены 24 августа 1956 года на Семипалатинском полигоне. Несколько головных частей баллистических ракет Р-5М без атомных боезарядов разместили прямо на земле на различных расстояниях от атомного заряда, которым предполагалось оснастить головную часть противоракеты. После атомного взрыва ближайшая к эпицентру головная часть была поражена, остальные — отброшены. И тут возникла проблема: как проверить работоспособность боеголовок, если все они смертельно радиоактивны? Да и будут ли они отброшены после атомного взрыва на высоте 25 километров, где плотность воздуха и воздействие ударной волны значительно меньше, чем на полигоне? Эксперимент не удался. Решили продолжить испытания с использованием огромного количество тротила, что должно было имитировать атомный взрыв.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>