Батальная живопись и Митрофан Греков

Возвышавшиеся на общем безотрадном фоне недостижимыми вершинами произведения 1890-х годов гениального В. И. Сурикова «Покорение Сибири Ермаком» и «Переход А. В. Суворова через Альпы» лишь подчеркивали глубину упадка тогдашней батальной живописи.

Надо отметить, кризис затронул не только русскую, но и европейскую батальную живопись, не давшую к началу XX века художников, равных по масштабам творчества не только Ф. Гойе, Э. Делакруа, Т. Жерико, но и А. Менцелю или Э. Мейссонье, которые, в отличие от Сурикова, не сумели подняться над апологетикой личности царственных полководцев, будь то Фридрих II или Наполеон. Более того, в области теории искусства — и как ни странно, именно в период первой мировой войны — возникли даже предположения о неизбежности отмирания самого батального жанра, поскольку масштабы современной войны, огромная протяженность боевых действий в пространстве и времени якобы делают невозможным их воспроизведение в живописи (книга Я. А. Тугендхольда «Проблема войны в мировом искусстве». М., 1416).

Митрофан Греков

Действительно, в то время как эпоха франко-прусской войны, например, дала таких видных мастеров, как Э. Детайль и А. Невиль, империалистическая война не способствовала появлению крупных художников. И если один из воспитанников петербургской Академии вполне сформировался как военный живописец еще в предреволюционное время, то Грековым этот художник стал лишь после 1917 года. Кроме того, рассматривать творчество Грекова исключительно с точки зрения батального искусства, подходить к нему с ограниченными мерками жанра — значит в чем-то умалять значение художника. Даже обращаясь к непосредственному воспроизведению боевых действий, к чему вовсе не сводится его творчество, он менее всего был изобразителем сражений. Продолжая вполне определенную традицию русской батальной живописи, Греков сознательно акцентировал в своих картинах жанрово-бытовой аспект. Традиция эта восходит к середине XVIII века и особенно проявилась, начиная с середины XIX столетия, в творчестве В. Ф. Тимма, К. Н. Филиппова, П. О. Ковалевского, В. Д. Поленова, А. Д. Кившенко, И. М. Прянишникова, Н. Д. Дмитриева-Оренбургского, отчасти Б. П. Виллевальде.

Надо стремиться, утверждал художник, к отражению «разных моментов боевой жизни». Именно внимание к конкретным, характерным приметам и условиям места и времени, типичным, показательным обстоятельствам событий делает его искусство правдивым и человечным, помогает преодолеть как штампы академического искусства, так и абстрактный пацифизм. Присущее живописцу романтическое восприятие событий революционной борьбы народа, образная насыщенность, содержательность, возможно, и скрытые от поверхностного взгляда, внимание к человеку на войне, к ее моральному фактору наделяли лучшие его произведения эмоциональной силой, превозмогающей мертвящую бесстрастность документалистики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>