Александр Бальмен и Наполеон

Заточенный на острове, душными ночами Наполеон будет немилосердно ругать себя за гордыню и за то, что рассчитывал на новую ссылку, мало отличную от предыдущей, когда он оказался на острове Эльба.

А тогда все было готово к отплытию, стоило лишь стать «частным лицом», поставить отметку в паспорте у таможенных чиновников и сесть на корабль. Но он колебался. Ему было мучительно жаль расставаться с «чародейством славы и волшебством имени Императора».

Время было упущено. Появились английские сторожевые корабли, проскочить мимо них было почти невозможно.

Наполеон

Тогда он решил действовать неожиданно и парадоксально, то есть в своей обычной манере.

Наполеон сел в лодку и приказал грести к английскому кораблю «Баллерофонт», стоявшему на рейде. Поднялся и заявил изумленному капитану, что сдается ему в плен, после чего потребовал сняться с якоря и доставить его в Лондон.

После короткого плавания «Баллерофонт» вошел в устье Темзы, той самой реки, которую Фултон намеревался «запечатать со стороны моря своими минами и «наутилусами»…

Лондонцы, прослышав, что Наполеон — в столице Англии, забыв о своей чопорности и невозмутимости, устремились к «Баллерофонту» в надежде узреть на его палубе французского Императора. Многие десятки всевозможных суденышек, как мухи, облепили корабль, и Наполеон, снисходительно улыбаясь, поднимался на шканцы и, не снимая шляпы, приветствовал англичан, чем вызывал громкие восторги. Любопытство англичан можно было понять — они не видели врага на своей территории со времен Вильгельма Завоевателя!

Английский парламент поспешил отдать свое первое распоряжение, запрещающее ему ступать на землю Англии. Наполеон молча проглотил эту пилюлю.

Через восемь дней заседаний, 9 августа 1815 года, парламент официально уведомил его, что Англия не признает более его титула Императора.

С большой долей вероятности можно предположить, что честолюбивого Наполеона просто раздавило лишение титула и впоследствии стало причиной его душевных мук. В сопровождении семи кораблей эскорта на борту корабля «Нортумберленд» генерал Бонапарт отправился в свое последнее путешествие и после семи недель плавания по относительно спокойному морю услышал крик впередсмотрящего: «Земля!»

Поднявшись на палубу, Наполеон хмуро осмотрел в подзорную трубу остров-скалу. Здесь ему, «узнику Европы», предстояло провести долгие шесть лет. Было 14 октября 1815 года…

А через восемь месяцев тот же военный корабль доставил на остров Святой Елены четырех комиссаров-наблюдателей от Австрии, Англии, России и Франции.

Высадившийся в числе прочих комиссар от России тридцатидевятилетний граф Александр Антонович Бальмен (1777-1848) был сыном генерал-губернатора Орловского и Курского наместничества, участника войны с Турцией.

Его мать, урожденная Девиер (дочь сподвижника Петра Первого), приходилась правнучкой Александру Меньшикову. Известно, что он, будучи в чине штаб-ротмистра, за конфликт с Императором Павлом Первым был разжалован в рядовые. После смерти Павла возвращен в полк. Оставив военную службу, перешел в Иностранную коллегию в качестве секретаря посольства. С началом войны 1812 года вновь принят в действующую армию в чине подполковника. Участвовал во многих сражениях, включая битвы при Грос-Беерне, Денневице, Касселе и Ганнау. За отличие в сражениях был награжден боевыми орденами и одним из первых прискакал с известием о взятии Парижа…

Сестры Елена и Софья безумно его любили и впоследствии скрашивали однообразную жизнь на острове своими письмами из России.

Рыжее, все в веснушках лицо губернатора сделалось пунцовым от гнева, но он сдержался. Затем в кратких выражениях дал понять, что вся полнота власти на острове принадлежит только одному ему.

Бальмен не настаивал на встрече с Наполеоном… К нему Наполеон подошел сам, когда спустя несколько месяцев тот пошел посмотреть скачки военных кавалеристов за ограду Лонгвуда.

Решиться на такое Наполеона заставили обстоятельства. Он решил через Бальмена отправить Императору Александру I конфиденциальное письмо. Пригласил бывать у него запросто. Русский комиссар был официально представлен Монтолону. Будучи искушенным политиком и незаурядным психологом, Наполеон сразу оценил ум и выдержку Бальмена, остался чрезвычайно доволен беседой, поскольку успел многое сказать.

Что касается письма Императору Александру I, то историки до сей поры задают себе вопрос — о чем писал Наполеон?

Судя по всему, Бальмен получил разрешение из Петербурга, ибо русский Император обожал тайны, и несколько позже комиссар уведомил генерала Гургo, что он может принять письмо.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>